КПРФ и коммунисты — это не одно и то же?

0
163

Лет десять назад КПРФ была сильной и уважаемой организацией. Что произошло с КПРФ? Об этом — наше интервью с человеком, который в 1990-е годы принял участие в ее становлении, долгое время был одним из руководителей республиканского отделения, был депутатом Законодательного Собрания — с Александром Степановым.

— Александр Михайлович, так что же произошло со старейшей оппозиционной партией?

— Если говорить честно, по-моему, произошла, похоже, превращение партии в ЗАО имени Зюганова, где у рядовых партийцев, видимо, нет права на критику. Такого в 1990-е годы, а я пришел в партию перед выборами в 1995 году, не было. Были открытые дискуссии, тогда мы все делали бесплатно — раздавали листовки, стояли в пикетах, были наблюдателями. Была идея.

Сейчас, когда партия Зюганова получает из бюджета около одного миллиарда рублей в год, в КПРФ бесплатно почти никто не работает! Я, конечно, ни в коем случае не против рядовых партийцев, в КПРФ достаточно честных и порядочных людей, но, мне кажется, не они делают погоду.

Ведь кто обеспечивал приток новых лиц в руководство, в том числе в госдумовскую фракцию? Думаю, бизнес, причем зачастую крупный. Я не вижу среди них ни одного рабочего или профсоюзного лидера. Состояние партии, ее психология поменялись кардинально.

— Интересный образ… Неужели все так плохо?

— Да, и есть, на мой взгляд, одно бесспорное доказательство. Вы только представьте себе, депутат, с членским билетом КПРФ, как Мальчиш-Плохиш, бежит к идейным врагам в Киев! Партийцы должны были бы спросить: а каким образом два раза бизнесмен со стороны, с сомнительной репутацией, оказался в КПРФ на проходном месте в госдумовских списках?

— Но, может, это единичная ошибка?

— А как партийное руководство отреагировало на скандал? Зюганов хотя бы извинился перед сторонниками партии за эту историю, чтото разъяснил? Нет. Кто после этого даст гарантию, что в следующий раз федеральное руководство не выдвинет очередного жулика или мошенника?

Активисты КПРФ часто упрекают нас в том, что если бы мы не критиковали их партию слева, то они бы набрали больше голосов. Для чего? Чтобы такие примеры и дальше удивляли страну?

— Значит, есть другие партии коммунистической направленности?

— Да, это так. Например, зарегистрирован Российский Объединенный Трудовой Фронт — молодая политическая партия, выражающая интересы трудящихся: рабочих и инженеров, медиков и педагогов, всех живущих на зарплату. В РОТ-Фронте объединились как левые организации, так и ряд новых независимых профсоюзов.

— Какую роль сейчас играет КПРФ на политической арене России?

— На мой взгляд, эта роль все больше похожа на роль технического союзника «Единой России». Посудите сами, берем цифры: на прошлогодних выборах в Законодательное Собрание Карелии «Единая Россия» вроде бы победила, но набрала лишь 33 процента голосов.

То есть элементарный расчет показывает, что важнейший шаг для победы — это объединение. Ведь логично все с точки зрения буржуазного парламентаризма! Чтобы не быть статистами, парламентская оппозиция объединяет усилия, договаривается, несмотря на имеющиеся разногласия… Это мировой опыт, ничего придумывать не надо.

Разве на сегодняшний день есть какие-то принципиальные идейные разногласия между КПРФ и другими политическими партиями? Давайте честно скажем — их нет, все партии сейчас очень похожи друг на друга своими программами и заявлениями, отношением к президенту и многим другим. Тем не менее, КПРФ планирует идти на выборы в одиночку. Это же очевидно.

Беседовал Иван ТЕПЛОВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите текст комментария
Пожалуйста, введите имя